Приморский эколог: «Человек – это тоже животное, которое нужно охранять»

Константин Дроздов – о том, как справиться с экологическими проблемами Приморья

40c943f2104596b74febcda694ee7c07798f3ebf.jpeg

Глобальное потепление, проблемы пластика, пыль от промышленных производств… Это еще не все экологические проблемы, с которым столкнулось человечество в наше время. Приморья эти проблемы касаются так же, как и других жителей планеты: у нас свои лесные пожары, свои загрязненные водоемы и свалки бытовых отходов. Как бороться с этими (и не только этими) проблемами, как уберечь то, что мы еще имеем сейчас, а также, чем грозит нам бездумное природопользование, рассказал директор Дальневосточной межрегиональной экологической общественной организации «ЗЕЛЕНЫЙ КРЕСТ», научный сотрудник, кандидат биологических наук Константин Дроздов.

Корреспондент РИА VladNews побеседовал с ученым о том, как приморцы с помощью мобильного приложения смогут «очищать» водоемы, об уже решенных краевых экологических проблемах и о личной встрече с Владимиром Путиным.

О том, что сейчас происходит в мире и к чему мы все движемся

– Какие глобальные экологические проблемы стоят сейчас перед человечеством? Что мы успели натворить на Земле за все время?

– Проблема номер один – это пластик. Невозможно пока представить, чем обернется повсеместное его использование. Вторая – глобальное потепление, в котором многие винят CO2 (углекислый газ – Прим. ред). Но с физической точки зрения CO2 – это не парниковый газ (который влияет на повышение температуры планеты). CO2 совсем незначительно задерживает тепловую энергию, влияние водяного пара куда значительней. Я склонен думать, что в мире «теплеет» из-за снижения лесов, плотности древесного полога (хотя есть и другие причины). Деревья – это естественный кондиционер: их листья выпускают влагу, вода испаряется и в местах скопления деревьев становится прохладно. Чем меньше деревьев, тем меньше прохлады. Ну, а на число деревьев и их плотность, конечно, влияют, в первую очередь,  антропогенные факторы, такие как промышленность,  лесные пожары, вырубки лесов.

К слову, интересный нюанс: при повышенном содержании углекислого газа в воздухе деревья быстрее растут. Ведь деревья поглощают CO2, а выделяют кислород.

 – Правда ли, что за последний век человечество сделало с окружающей средой то, что не делали все предыдущие поколения вместе взятые?

– Вполне могу с этим согласиться. Раньше население было меньше. Сейчас экологическая нагрузка сейчас огромна.

– А вообще – планете нужно столько людей?

– Землю особо никто не спрашивал, но, наверное, особой радости она не испытывает. Один из выходов при проблеме перенаселения – повышение уровня жизни: чем выше этот уровень, тем ниже уровень рождаемости.

– Что ожидает Землю, если человек не начнет что-то менять сейчас?

– Думаю, истощение и голод. Но тотальная нехватка продовольствия – это еще «цветочки». Мы можем получить безжизненные поля и пластиковое море.

– Представим утопичную ситуацию: если все люди на Земле резко начнут рационально использовать природные ресурсы, сможем ли мы что-то изменить в лучшую сторону?

– Люди уже делают это – и это возможно: взять то же восстановление популяции Флоридской пумы в Америке или наши успехи в сохранении амурского тигра и дальневосточного леопарда. Конечно, о глобальных улучшениях пока говорить сложно. То, что может действительно помочь в сохранении экологии – это следование экологическому законодательству, которое в России достаточно жесткое, но люди часто его игнорируют.

Об экоорганизации «ЗЕЛЕНЫЙ КРЕСТ», способе борьбы с лесными пожарами и мусором, а еще о том, как каждый приморец может спасти природу

– О глобальных проблемах поговорили. Что насчет Приморья: какие экологические проблемы есть здесь, у нас?

– Из глобальных, конечно, лесные пожары и рубка деревьев. Также это морской дражный промысел: драги перепахивают песок, чтобы добывать гидробионтов (организмы, живущие в воде – Прим. ред.). Если не остановиться, то мы получим пустынное дно – без звезд, моллюсков и других морских жителей. Еще кое-что – это свободная продажа морских сетей: почему на приобретение ружья нужна лицензия, а на покупку сетей – нет? Ведь это та же самая охота. Все сети должны быть пронумерованы и учтены. Из-за бесконтрольного рыбного промысла мы наблюдаем значительное снижение рыбных запасов.

Также обратим внимание на уголь, перевалку которого стоило бы организовать в одном месте в крае, а не в нескольких сразу. Яркий пример – Находка: здесь жители заклеивают скотчем окна из-за мелкодисперсной угольной пыли, которая всё равно проникает в помещения. При этом в угле из некоторых месторождений имеются радиоактивные составляющие, такая угольная пыль опасна и может вызывать онкологические заболевания.

– Экологическая общественная организация «ЗЕЛЕНЫЙ КРЕСТ» занимается решением подобных проблем. Константин, расскажите подробнее о направлениях деятельности организации, проектах, задачах.

– Если говорить в целом – мы стараемся контролировать применение экологического законодательства в Приморье. Следим за вырубкой лесов, загрязнением водоемов, указываем на экологические нарушения различных промышленных компаний, но, к сожалению, часто это компаниям не нравится. Так как мы некоммерческая организация, штата сотрудников и какого-то конкретного плана работы у нас нет. Мы сами ставим перед собой задачи, включаемся и совместно думаем над решением.

 – Какие это задачи? Какие проблемы вам уже удалось решить?

– Из последних успешных примеров – решение некоторых экологических проблем поселке Кавалерово. Когда здесь прекратила работу ГОК (горно-обогатительная компания), объект отдали китайской компании на разработку. Китайцы начали работать масштабно – в результате создали мощный отвал. Отвал начали разбирать, выжигать почву, и вся вредная пыль пошла на поселок. Жители пожаловались на загрязнение, мы по их просьбе  обратили внимание на проблему и, проведя независимые исследования, получили доказательную базу об экологических нарушениях.

Еще один пример – нарушения в Спасске. Здесь землю с квадрокоптеров начали обрабатывать веществом, содержащим токсины. Для людей это было опасно. Занявшись этой проблемой, мы также придали ей огласку.

Также мы благоустраиваем родники: уже обустроено почти 10 родников (на Сочинской в районе Патрокла, на острове Русский, в Ботаническом саду и другие), которые часто страдают из-за застроек (как и застройки из-за них). Приморье очень богато водными ресурсами, в том числе родниками. Сам по себе родник – это вечный двигатель, который в жаркую погоду может даже спасти жизнь человеку.

Константин с членами организации «ЗЕЛЕНЫЙ КРЕСТ» в Кавалерово (фото из личного архива Константина Дроздова)

– О проектах: вскоре ваша организация выпустит приложение для мониторинга состояния водоемов Приморья – CleanWater. Как будет работать приложение? И кто сможет им пользоваться?

–  CleanWater мы разрабатывали совместно с сотрудниками институтов ДВО РАН (ФНЦ Биоразнообразия, ТИБОХ, ТОИ) и студентами ДВФУ. Наше приложение рассчитано на то, чтобы даже не специалисты могли оценить степень загрязненности водоемов. Цель в том, чтобы получить живые реки, в которые вернется рыба. В настоящий момент мобильное приложение находится в стадии тестирования.

Работать оно будет так: при обнаружении загрязненного водоема – пользователь сможет сфотографировать выявленные нарушения, указать количество и состав гидробионтов и поделиться этим в приложении. Основываясь на введенных данных, приложение CleanWater автоматически рассчитает степень загрязненности водоёма с помощью специального индекса EPT (этот индекс широко используется в оценке качества пресных вод и связан с количеством чувствительных индикаторных организмов: поденок, веснянок ручейников (водные насекомые) в водоеме. В приложении будет указано, как рассчитывать этот индекс – Прим. ред.). Таким образом, можно будет определить – хорошо ли все с водоемом или плохо.

– А для чего нужен такой повсеместный мониторинг?

– С помощью приложения мы бы хотели получить карту экологического состояния водоемов Приморья (а, может и России, мира), организовать их восстановление и через какое-то время увидеть – сколько водоемов стало чище благодаря общественному мониторингу. Улучшая качество водоемов и восстанавливая популяции гидробионтов в них, мы получим увеличение численности рыб – например, лососей.

На одном из благоустроенных родников Приморья (фото из личного архива Константина Дроздова)

– Константин, вы не раз участвовали в различных дискуссиях на тему экологических проблем Приморского края. Возможно, на этих дискуссиях предлагались конкретные инициативы – чтобы решить какую-либо проблему. Вспомните самые интересные?

– Думаю, стоит рассказать об инициативе приморского биолога Александра Олифиренко. Сейчас вводится закон о декарбонизации и восстановлении лесов.  Александр разработал программу восстановления лесов на территории выгоревших лесостепей юго-запада Приморского края. Пожары здесь – большая проблема, ведь это важное с экологической точки зрения место, особенно для перелетных птиц. Александр предложил высадить в этом месте противопожарные лесные полосы из тополей и лиственниц. Большая часть природных пожаров возникает именно на обезлесенных территориях. В основном огонь распространяется по траве, а под плотными культурами лиственницы и тополя трава не растет. Из таких линейных лесопосадок можно создать противопожарный каркас, внутри которого предлагается высаживать лесные плантации, карбоновые фермы или поликультурные насаждения экосистемного назначения. Это можно делать на площадях особо охраняемых природных территорий Приморья, чтобы восстановить целостность среды обитания тигра и леопарда (о сохранении этих видов мы рассказали в интервью с сотрудником нацпарка «Земля леопарда» – Прим. ред.). На настоящий момент выявлено около 0,5 миллиона гектаров таких пригодных для лесоразведения площадей.

На юго-востоке Приморья из-за уникальных почвенно-климатических условий деревья будут расти особенно быстро. Так, прибрежные леса помогут справиться с лесопожарной обстановкой в регионах: перекачивая летом избыток атмосферной влаги вглубь континента, деревья помогут увеличить количество летних осадков в Восточной Сибири и на северо-востоке Китая

– Помимо лесных пожаров, характерная для Приморья, в частности для Владивостока, проблема – свалки мусора. Есть ли пути решения этой проблемы?

– Здесь важен системный подход – и со стороны государства, и со стороны жителей. Ведь у нас до сих пор в некоторых поселках «стоят три бака для мусора», и люди вынуждены складировать мусор рядом с переполненными контейнерами. Конечно, проблема и в низкой экологической культуре самих людей, но справиться с этой проблемой в любом случае можно только сообща.

– А как насчет инициативы «Раздельного сбора» – когда люди сортируют вторсырье и выбрасывают его в разные баки, чтобы его затем переработали. Это сможет как-то помочь природе справиться с мусорной проблемой?

– Поставить несколько мусорных контейнеров для разных отходов – одно дело. Но все-таки, когда стоят, к примеру, четыре бака с раздельными отходами – должно быть четыре машины, которые забирают мусор. Это не совсем рационально с позиции логистики. Наиболее верный способ, как мне думается, – это если разделять мусор будут автоматически на самих заводах по переработке и утилизации отходов.

В самом «Раздельном сборе» нет ничего плохого, просто смотреть на проблему нужно более глобально, попробовать начать отказываться от ежедневного пользования пластиком и многими другими одноразовыми предметами. Вообще, если сделать мусор ценностью – его у нас не будет. Это возможно при налаженной переработке мусора и его вторичном использовании.

О семейной династии ученых, научных проблемах Приморья и встрече с Владимиром Путиным

– Вы ведь не единственный ученый в семье?

– Да. Можно сказать, что у нас династия ученых: мама – гидробиолог, отец – морской биолог, оба – доктора биологических наук. Кстати, приложение CleanWater разрабатывалось на основе методик мамы.

– И ученым вы стали благодаря родителям?

– Отчасти. В 90-х, выбирая профессию, они «зазывали» меня в свое «биологическое сообщество», но я решил, что биологов в семье хватает и пошел на программиста. Но в итоге, как видите, продолжил семейную династию в экологическом направлении.

– Есть то, что вас удивляет в природе?

– Одна из интересных вещей – взаимодействие живых существ. Вот амурский тигр: когда тигр есть в лесу, то в лесу увеличивается популяция копытных, как бы парадоксально это ни звучало. Тигр сдерживает волков, которые, можно сказать, нерационально используют природные ресурсы – убивают множество копытных. То, как природа придумала такие «законы», скоординировала все в природе, действительно удивительно.

– В большой науке вы более 20 лет: начинали с информационных систем и приборостроения (высшее образования), затем защитили кандидатскую – по физиологии (медицинское образование), сейчас – работаете научным сотрудником в Тихоокеанском институте биоорганической химии ДВО РАН. Исходя из вашего опыта, чего не хватает приморской науке?

– Ну, конечно, удручает, когда на землях академгородка, строятся не новые институты или производства, а частные жилые комплексы. О каком развитии можно говорить, когда у нас отношение к нашему научному наследию? Другая проблема – это нехватка практической сферы деятельности для ученых, в частности, слабое взаимодействие с бизнесом. Совмещение науки и бизнеса – это выгодно и полезно для развития обеих направлений. Если бы бизнес ставил задачи перед наукой, а наука активно на это реагировала, то и практики для ученых было больше, и высокие технологии развивались бы интенсивнее. В корпоративную деятельность бизнеса и науки следовало бы включать студентов, которые смогли бы решать практические задачи бизнеса в качестве своих дипломных работ.

– Кстати о взаимодействии науки с другими сферами: в декабре 2021 года вы встречались с Владимиром Путиным на Конгрессе молодых ученых в Сочи. О чем вам удалось поговорить с президентом, что обсудить?

– Помимо предложения о развитии академгородка, я рассказал о продвижении Citizen Science (с англ. «Гражданская наука» – Прим. ред) – это интенсивно развивающееся в мире направление привлечения гражданского общества к выполнению задач высокой науки. Один из примеров – помощь населения в открытии новых типов облаков. Люди начали фотографировать интересные и необычные облака и загружать их в интернет, благодаря этому учёным удалось открыть новые типы облаков. Таким образом, люди стали причастны к серьёзным научным исследованиям. Развитие гражданской науки помогает объединить науку и общественность для достижения новых открытий и получения новых знаний. Отмечу, что наш проект CleanWater тоже относится к направлению Citizen Science – и это будет не единственный из подобных проектов: в дальнейшем мы планируем наблюдение не только за пресноводными объектами, но и за морем и лесами.

– Президент поддержал вашу инициативу?

– Да, отреагировал положительно. А еще он успел задать шуточный вопрос: «Что полезнее – морской еж или трепанг?». Я ответил, что еж, по моему опыту, будет поинтереснее.

Константин на встрече с президентом Владимиром Путиным (фото из личного архива Константина Дроздова)

– Наверное, каждый из нас может проявить свою инициативу – сделать для мира что-то полезное. Что бы вы, как эколог, порекомендовали людям, чтобы у них было хорошее, «зеленое» будущее?

– В первую очередь нужно понимать, что ты делаешь все для себя, а не для кого-то – тогда все будет проще. Не ждать, что кто-то скажет тебе «спасибо», а просто осознавать правильность своих действий и получать удовольствие. Так даже на критику реагировать проще. И знаете, это касается не только экологической деятельности, но и человеческой жизни в целом.

ЕКАТЕРИНА КОРСАКОВА

Другие материалы рубрики "Интервью"
86dd195d5606320092fe2e32cb496329c5946bca.jpeg

Александр Коломеец: «Нам нельзя давать заднюю, только вперед»

О важности СВО и патриотическом воспитании рассказал участник боевых действий в Афганистане

43b5912c79bf103bd2c2da209f3db1c84ef16f3c.jpeg

«Не стал бы ничего менять»: осужденный в Приморье поделился своей историей

Откровенно из исправительной колонии – в материале РИА VladNews