Александр Огневский: «Журналистика должна быть не «кабинетной», а живой, настоящей, с «эффектом погружения»!

Главный редактор делового портала «Золотой Мост» рассказал о том, как «студенческий сайт» может «дорастать» до целой медиа-группы

WhatsApp Image 2023-01-13 at 00.50.44.jpeg

13 января в России традиционно отмечается день российской прессы. В этот день обычно звучит много лестных слов в адрес журналистов и руководителей СМИ. Однако, вопрос развития медийного бизнеса, куда входит и телевидения, и интернет-вещание, и газеты, и соцсети, всегда остаётся немного в стороне. Хотя постоянно меняется и законодательство о СМИ, и сама структура редакций. О том, как сегодня работают СМИ и как им развиваться в нынешних условиях, когда появляются новые запреты – наш разговор с главным редактором делового портала «Золотой Мост» Александром Огневский.

Стройки, свиньи, репортёры

- Александр, а почему вдруг «Золотой Мост»?

- Ну, а почему и не «Золотой Мост»? Вообще, история с названием «Золотой Мост» имеет давние корни. Ещё когда я работал в Дальневосточной дирекции Минрегиона России, отвечая, как пресс-секретарь, за все стройки Саммита АТЭС сразу, я был удивлён, как само название «Золотой Мост» ухитрились «оскандалить». На протяжении всей этой стройки – с 2008 по 2012 год, там постоянно происходили какие-то ЧП: то скандалы со сносом дома, то травмы строителей, то «опоздывавший» со своим «ростом» пилон моста на чуркинской стороне города. И в 2013 году я просто выкупил доменные имена «золотой мост», чтобы в дальнейшем сделать сайт о жизни Владивостока. Но уже такой, позитивный сайт. Правда, до появления сайта было ещё три с половиной года.

- А что помешало сразу запустить?

- Дело в том, что после того, как были построены все объекты Саммита АТЭС, в 2013 году началась процедура ликвидации дирекции. А ряд сотрудников сократили ещё в 2012 году. Поэтому я  ещё успел какое-то время поработать главный редактором в нескольких местных СМИ, после чего мне стало понятно, что стандарты работы некоторых новостных агентств в Приморье на тот момент не соответствовали реалиям времени. Поскольку всю свою жизнь я специализировался на правоохранительной тематике и даже для такой работы получил юридическое образование, то мне было непонятно: почему мы не делаем живые репортажи из зала суда, не выезжаем с рейдами полиции, не пишем «голос улиц», а пишем только о том, как дворник дядя Заур под гениальным руководством мэра города единолично и по-стахановски очистил скверик на улице Борисенко. Но даже когда ты главный редактор в большом медиа-холдинге – ты отнюдь не главное лицо, которое определяет информационную политику издания. Тебе дают команду «свыше» – и все твои  работники побежали формировать «позитивчик» про задорных дворников, которые улучшают облик столицы Приморья. Получается, что 90% информационного потока ленты – ьэто такой вот «позитивчик». И  всем этим людям, кто «свыше», плевать на рейтинги, на убогий слог этих информационных прокламаций, на отсутствие реального информационного повода для статей и заметок. Журналистика лишается своего лица, но, что страшно – молодёжь и люди до 40 лет в принципе читать это не хотят и не будут. Изначально ты работаешь на узкий сегмент: на пенсионеров и на тех, кто, посмотрев «позитивчик» в «телевизоре», хочет ещё раз «закрепить материал» путём чтения этого в интернете. Это настолько же прекрасно, насколько и бесперспективно.

Но нет худа без добра: когда я перешёл на работу в холдинг «Спасский бекон», который занимался развитием свиноводства, у меня появились и запасы времени, и возможность для того, чтобы полноценно заняться созданием собственного информационного ресурса. Правда, «с нуля» ничего создавать не пришлось – мы выкупили у студентов ДВФУ официально зарегистрированное информационное агентство «Приморский репортёр» и дали ему вторую жизнь. Случилось это так: в сентябре 2014 года. Мне, как представителю владельца,  то есть, фактически управляющему директору, пришлось нанимать главного редактора и весь персонал. И вот тут впервые нашей команде, куда входили владелец «Примрепа», главный редактор и я, впервые столкнулись с тем, что часть сотрудников лучше всего перевести на «удалёнку». То есть, у них есть ноутбуки, они работают из дома, периодически выезжая «в поля» на репортаже. До пандемии, когда «удалёнка» стала повсеместным явлением, оставалось ещё пять лет, а мы уже перешли на современные рельсы. Но вспомните, сколько редакций во Владивостоке просто «обвалились» в период пандемии, когда так и не смогли полноценно перейти на «удалёнку»?

Так получилось, что наше «студенческое» СМИ «Примреп» стало вдруг совсем «не студенческим». Мы, начиная с 2014 года, не боялись поднимать острые вопросы про работу краевой администрации времён Владимира Миклушевского, на ошибки краевых и городских чиновников. Не боялись писать про незаконные приговоры, про фальсификацию доказательств. Мы не боялись ходить в суды, писать жалобы, журналистские запросы, вели себя активно, выезжая по всему Приморью по обращениям наших читателей. Очень скоро нашим вниманием были охвачены Спасск и Спасский район, Кировский район, Лесозаводск, Дальнереченск. Очень быстро мы вышли за пределы приморской географии: у нас появились свои спецкорреспонденты в Хабаровском крае и Амурской области, а один из выпускающих редакторов работал «по Москве», находясь в Краснодарском крае. Вся эта «живая» журналистика, конечно, привлекала внимание читателей, но всерьёз стала беспокоить кое-кого из числа тех, кому бы хотелось сделать Приморье эдаким «бермудским треугольником», в котором искривляются понятия экономики и закона.  «Приморский репортёр», наверное, был рекордсменом по числу проверок и получаемых предписаний о нарушениях. Это маленькое интернет-СМИ вдруг стало заметным игроком медиа-рынка: его стали цитировать, на него стали ссылаться, журналистов стали узнавать.

Как «рос» «Золотой Мост»: от «дела Фозилова» до «дела Шамратова»

- Рано или поздно «Приморский репортёр» был бы ликвидирован?

- Забегая вперёд, скажу – мне было понятно, что это не может продлиться долго, поскольку ещё в 2017 году я из нескольких источников получил информацию: придёт время – и издание будет ликвидировано в судебном порядке. Слишком уж заметным и «неформатным» оно стало. «Показывало зубы», действовало независимо, государственных и муниципальных контрактов не получало. Ну и, конечно, под удобным предлогом его ликвидировал суд в Уссурийске в 2019 году. Оспаривать решение районного суда мы не стали – дешевле было использовать другие продукты и другие бренды.

Поэтому ещё в 2016 году было принято решение о том, что команда «Примрепа» переходит на новую работу – в создаваемый деловой портал «Золотой Мост», работа по созданию которого шла весь год. Издание решили не регистрировать, поскольку опасались, что его тоже могут ликвидировать. И 9 декабря 2016 года «Золотой Мост» вышел в «большую жизнь».  В феврале 2017 года «Золотой Мост» первым рассказал о задержании замначальника УМВД по Приморскому краю Ильи Шамратова. Шум был такой, что нас процитировал Первый канал, а за 3 часа работы число просмотров превысило 70 тысяч человек. О такой славе раньше можно было только мечтать. Кстати, едва родившись, «Золотой Мост» начал писать про дело Ёкуба Фозилова – предпринимателя из Дальнереченска, которое было тесно связано с «делом Шамратова». Ведь именно подчинённые Ильи Шамратова с многочисленными нарушениями расследовали дело Фозилова. Итог – полностью реабилитированным Ёкуб Фозилов оказался на свободе в 2018 году, карьера же господина Шамратова завершилась бесславно.

Наверное, «Золотому Мосту» нужно было какое-то время на то, чтобы «дозреть». Я согласен, что «Примреп» был «пилотным» проектом, у него были свои плюсы, но и минусов вполне хватало. Это был своего рода «прототип», проект для обкатки нового формата медиа-бизнеса.

- Но на «Золотом мосту» Вы не остановились?

- В 2017 году коллектив «Золотого Моста» запустил новый проект – «ОПС Медиа». Полное название – «Объединённый правовой союз». Здесь уже мы привлекли к работе адвокатов, юристов, правозащитников и перешли к работе в социальных сетях. «ОПС Медиа» прославился, наверное, ещё больше, чем «Золотой Мост», потому что выдаваемая в соцсетях информация стала разлетаться по другим пабликам со скоростью света. Достаточно вспомнить, как мы рассказали про «следователя на пилоне» и «гламурную» оперативницу уголовного розыска, которой очень нравились бодибилдинг и салоны красоты, но возникал вопрос – когда она успевает заниматься своей прямой работой?

В этом же году я лично запустил «младшую сестричку» «Приморского репортёра» - газету «Примрепортёр», бумажный формат которой был предназначен для приморской «глубинки». Тогда ещё интернет дотягивался не до всех посёлков в отдалённых районах.  

«Комнатных репортёров» заменяют фельдшеры и строители

- Судя по всему, развивались Вы очень активно…

- Мы могли бы развиться больше и быстрее, но возникла «кадровая проблема».  Дело в том, что существующие сегодня во Владивостоке сразу две школы журналистики, назовём их так, ухитряются набирать очень слабых абитуриентов.  Конечно, не вся «абитура» слабая. Есть ребята сильные и талантливые, но их мало. Возможно, проблема тут в том, что «поколение ЕГЭ» оказалось слабее, чем предыдущие поколения абитуриентов, выращенных ещё в традициях старой советской школы. Поступает человек, не умеющий связно выражать свои мысли, пишущий с большим количеством ошибок, не имеющий в дальнейшем интереса к работе журналистом. Зачем его брать на обучение? Мало того: почти четыре года студента грузят какими-то историями из жизни редакций 1990-х годов или материалом о  том выпускались газеты в 19 веке. Вы серьёзно? В эпоху соцсетей – про 19 век? Вы ещё «телеграмному» поколению про первопечатника Фёдорова попробуйте рассказать.  Отсюда – разрыв между теорией и практикой. Мне от многих главных редакторов приходилось слышать, что студенты просто «не вывозят» элементарную работу, которую ещё 10-15 лет назад выполняли такие же 18-20-летние ребята и девчата. Возможно, я не разбираюсь в тонкостях обучения студентов, но я точно вижу, что год от года студенты приходят все менее и менее готовыми к тому, что придётся ходить, ездить, бегать, фотографировать, разговаривать, расшифровывать записи диктофона. Когда я поступил на журфак в 1994 году, две наши учебные группы составляли 30 человек. До пятого курса дошло 19, по профессии работают четверо. Это, конечно, не самый хороший показатель. Но сегодня их поступает 70, выпускается 50 – и где эти кадры в редакциях? Неужели переезжают сразу работать в «Нью Йорк Пост»?

Кстати, не понял я ещё и строго разделения журналистского обучения на «подвиды». Есть «чистые» журналисты, «чистые» пиарщики и «чистые» рекламщики. И журналистам, например, не рекомендуют проходить практику в пресс-службах, потому что это должны делать те, кто учится на пиаре. Если это действительно так, то это очень печально. Я не представляю, как можно руководить пиар-кампанией, если сам не можешь написать пресс-релиз или заметку?  Или как можно работать журналистом, не зная «азов» работы пресс-службы? Может, в ходе обучения сам студент должен определить, что ему ближе – телевидение или интернет, пиар или реклама, репортёрская работа или блоггерство? Да и вообще, на мой взгляд, студенты должны уже на первом курсе найти себе работу по профилю. Поскольку одна из моих нынешних работ – это руководство пресс-службой синагоги Владивостока и Приморского края «Бейт Сима», у нас прямо с оформлением трудовой книжки работает студентка. Она пришла на первом курсе, теперь она уже на втором. Вот это пример вдумчивой и осознанной работы самого студента. Человек уже определился со своим профессиональным путём.  Жаль только, что работающих «по профилю» в редакциях становится всё меньше.

С 2016 по 2019 год я честно пытался сформировать «репортёрскую прослойку» за счёт студентов тех двух вузов, которые готовят журналистов во Владивостоку. Дело просто не шло. Отработав день-два, студенты говорили: «это тяжело, я лучше пойду вейпы продавать». Были и те, кто совершенно не был пригоден к работе журналиста. Не тот темперамент, не тот психотип. Так в моей редакции появилась в качестве репортёра студентка медицинского колледжа, которая училась на фельдшера. Человек с большой исполнительской дисциплиной, которая просто чётко и профессионально стала выполнять полученные задания.

Сегодня мы продолжаем развивать свои Телеграм-каналы, которые касаются смежных сфер – например, ТГ-канал «БЛАГОЗДРАВ», посвящённый медицине и ГТ-канал «31 Мая», который посвящён юридической сфере. Наши работники сегодня входят в состав пресс-службы синагоги Владивостока и Приморья «Бейт Сима». Поскольку это отдельные информационные «ответвления» нашей медиа-группы, продолжаем подбирать и выращивать кадры.  Недавно наша команда ещё одной студенткой. И она – из строительного колледжа. У человека есть желание расти и развиваться, у неё уже есть успехи. Она, как и все представители нашей редакции, ходит в суды, выезжает на репортажи, делает интервью с боксёрами и бойцами единоборств.  Поймите, не бывает «комнатных репортёров», которые сидят и на основе пресс-релизов создают какой-то оригинальный материал. Журналистика должна быть не «кабинетной», а живой, настоящей, с «эффектом погружения». Если «комнатные репортёры» не справляются, их будут вытеснять фельдшеры и строители. Такова жизнь. Журналистика, как и природа, не терпит пустоты!

Справка

Огневский Александр Владимирович, 1977 г.р.

После окончания в 1994 г. средней щколы №53 г. Владивостока поступил на факультет журналистики ДВГУ, который окончил с отличием. В 2006 г. закончил обучение в «Русском институте управления» (г. Москва), специальность «бакалавр юриспруденции».

С 1999 по 2004 г. – корреспондент, редактор криминального отдела, начальник службы информации газеты «Ежедневные Новости», 2005-2007 гг. – редактор службы информации газеты «Владивосток», 2007-2008 гг. – главный редактор журнала «Объект», 2008-2012 гг. – пресс-секретарь ФКУ «Дальневосточная дирекция Минрегиона России», 2013-2014 гг. – главный редактор РИА VladNews.ru» и Primorye24.ru, 2015-2016 – главный редактор журнала AUTO`МИР, 2016-2017 гг. – замгендиректора ООО «Спасский бекон». 2017-2023 гг. – Главный редактор газеты «Примрепортёр», делового портала «Золотой Мост», ТГ-канала «ОПС Медиа». С 2022 года (помимо прочих должностей) - начальник пресс-службы синагоги Владивостока и Приморского края «Бейт Сима».

Другие материалы рубрики "Интервью"
072c79b5ca4f01302cdb1c28e666553a5f5253c5.jpeg

Валентина Рубцова: «В нашем сериале очень много жизненных ситуаций»

Известная актриса - в интервью РИА VladNews

e0fb0aabbb1a0cd4eaae6d90acfc5f4e27029f53.jpeg

Ольга Медынич: «Даже в отрицательном персонаже я ищу положительные стороны»

Российская актриса - в интервью РИА VladNews

bfbafe64a474af8665d47d9dd05ec5db9b4df37e.jpeg

Сотрудники МЧС: «Крещенские купания несут в себе определенные риски»

Главный государственный инспектор по маломерным судам Приморского края Илья Асмаковский рассказал, как подготовиться к мероприятию